Рейдеры и меры борьбы с ними.

Серьезной проблемой законодательства о несостоятельности (банкротстве) является наличие пробела в правовом регулировании рейдерства.

Рейдеры и меры борьбы с ними.

Статья опубликована в журнале «Федерация», № 13, 2006 г., стр. 35.

Серьезной проблемой законодательства о несостоятельности (банкротстве) является наличие пробела в правовом регулировании рейдерства.
Рейдерство стало настоящей бедой российской экономической жизни. От рейдерской деятельности причиняется колоссальный материальный ущерб. Если в 2005 году общий объем захваченных или подвергающихся захватам активов в Российской Федерации составил 3,9 млрд. долларов США, то в 2006 году уже за полугодие эта цифра составила 3,5 млрд. долларов США. То есть рост составил почти 100% .

Рейдер (от англ. raid — налет, набег) — дословно налетчик . В современном лексиконе рейдером называют физическое или юридическое лицо, специализирующееся на приобретении контрольных пакетов акций, т.е. перехвате управления предприятием (объектом) . Другими словами, рейдеры — это граждане, сделавшие своим бизнесом недобросовестное поглощение предприятий (рейдерство) .

Рейдеры могут действовать и на законных основаниях, перераспределять собственность легальным образом в пользу эффективных компаний. В этом случае они выступают в качестве своего рода «чистильщиков рынка».

Иерархия рейдеров выглядит так: заказчик — организатор — исполнитель. Две последние ступени выявить достаточно легко: исполнитель вынужден действовать открыто, организатора тоже можно вычислить. Заказчик же, как правило, находится или пытается во всех случаях остаться в стороне, в тени. Главная, и самая трудная, задача — не только выявить всю эту цепочку, но и добиться того, чтобы заказчик ответил за свои деяния .

Объект захвата — недооцененное или проблемное предприятие, часто располагающее избыточным (неэффективно используемым) имущественным комплексом.

Совокупные затраты на рейдерский захват, по оценке экспертов, составляют 10-20% реальной стоимости предприятия или имущества.

Основные методы деятельности рейдеров очень разнообразны и постоянно меняются. В последнее время незаконные поглощения оказались в центре внимания как общества в целом, так и законодательных и правоохранительных органов, поэтому заказчикам и исполнителям таких операций приходится «самосовершенствоваться» .

Типичные методы деятельности рейдеров: создание системы двойного менеджмента и «параллельных» советов директоров; применение силовых методов на основании определений различных судов (желательно — максимально удаленных от места событий); оспаривание итогов приватизации по искам акционеров; создание двойного реестра и списание акций со счетов законных владельцев с их последующей продажей «добросовестным» приобретателям.

Т. Зыкова выделяет шесть стандартных способов деятельности рейдеров:
— скупка мелких пакетов акций;
— скупка долговых обязательств предприятия;
— целенаправленное занижение стоимости предприятия и приобретение его активов;
— преднамеренное доведение до банкротства (заказное банкротство);
— оспаривание прав собственности;
— «покупка» менеджеров предприятия .

М. Махлин выделяет следующие методы завладения контролем над предприятиями:
— скупка пакета акций,
— инициирование процедуры банкротства,
— приобретение долговых обязательств,
— махинации с реестром акционеров,
— формирование «пятой колонны» в коллективе.

В. Плескачевский охарактеризовал основные инструменты захвата предприятий, используемые в современной российской практике:
— создание «двойников»: двойных реестров акционеров, общих собраний акционеров, органов управления компаний;
— коррупция в государственных органах, в т.ч. судебных. Широкому распространению этого явления способствует неопределенность, двойственность норм корпоративного права. Соответственно бороться с использованием данного инструмента необходимо прежде всего путем детализации норм права, резкого сокращения свободы действий судов;
— существующие сегодня в корпоративном праве некоторые избыточные права акционеров, в т.ч. миноритарных, позволяющие им обращаться в суды с исками о защите имущественных интересов, в обеспечение которых суды накладывают различные ограничения на деятельность компаний .

Обязательные элементы рейдерской тактики: привлечение властного ресурса (включая судебный), фальсификация документов (почти всегда), скорость проведения операций .

Типичным сценарием захвата является ситуация, когда находится миноритарный акционер, который предъявляет иск предприятию, суд выносит определение о принятии мер по обеспечению иска, затем признает недействительными решения руководства захваченного предприятия либо подтверждает полномочия сформированных «захватчиками» параллельных органов управления. При этом по законодательству суд имеет право наложить арест на активы предприятия или определить другие обеспечивающие иск меры .

Другой вариант — силовой, криминальный захват предприятия. На основе представленных захватчиками фальшивых документов налоговая инспекция или служба государственной регистрации выдает легитимные государственные документы. По закону никто не обязан проверять подлинность представляемых документов. После этого «новый генеральный директор» или «новый собственник» силовым образом захватывает объект и берет его под контроль.
Рейдеры наносят удар в основном по малому и среднему бизнесу, причем нападениям, как правило, подвергаются те предприятия, которые работают открыто, имеют прозрачную бухгалтерию, исправно платят налоги. Эффективность действий захватчиков обусловлена, прежде всего, их хорошей организованностью, отработанными схемами нападения и высокой квалификацией исполнителей. Кроме того, отсутствует эффективная система защиты. По существу собственник остается один на один с захватчиками. Потерпевшие обращаются в органы внутренних дел, прокуратуру, органы исполнительной власти, СМИ. Но все эти структуры действуют разрозненно.

Играет свою роль и отсутствие должной реакции со стороны правоохранительных органов, которые не вмешивались в такие ситуации, рассматривающиеся ими как «споры хозяйствующих субъектов» или «корпоративные конфликты».
То есть создается ситуация, когда государство оказывается не в состоянии защитить собственников и фактически вынуждает их уходить в тень и искать защиты у таких же бандитов. В результате порождается недоверие к власти и создаются серьезные препоны на пути решения важнейшей экономической и политической задачи — формирования среднего класса .

В настоящее время рейдеры хитроумно варьируют тактику, отказываются от штурмов с проламыванием окон и стен и зачастую делают упор на сговор с правоохранительными органами, так сказать, на точечные удары в самые уязвимые места. Один из вариантов - возбуждение уголовного дела в отношении собственника контрольного пакета акций, которому затем предлагается «поделиться» бизнесом отнюдь не по рыночным ценам в обмен на выход из следственного изолятора. Валерий Тутыхин считает, что в чистом виде схема «бизнес в обмен на уголовное преследование» - не столь распространенный способ рейдерства. Скорее можно говорить о том, что уголовное преследование является неотъемлемой частью рейдерской атаки, равно как и давление на бизнес в процессе переговоров о его продаже. Основания для возбуждения уголовных дел чаще всего возникают по наиболее популярной, 199-й, налоговой статье.

Приведем наиболее типичный пример, иллюстрирующих деятельность рейдеров.
2 декабря 2002 г. после трех месяцев наблюдения Арбитражный суд Амурской области ввел внешнее управление на ОАО «Дальвостуголь». Кредиторская задолженность предприятия составляла около 3 млрд. руб., основным кредитором являлось государство. Предприятие находилось в сфере интересов компании «Русский уголь» группы «МДМ». Последняя контролировала около 30% его акций. Внешним управляющим ОАО «Дальвостуголь» был назначен А. Зинченко (по некоторым данным — ставленник «Русского угля»).

В течении двух последующих месяцев управляющим был подготовлен план внешнего управления, который, по мнению руководителя ФСФО Т. Трефиловой, противоречил интересам государства, общества и полностью не соответствовал требованиям закона о банкротстве. Основная претензия к данному плану заключалась в том, что он не был ориентирован на восстановление платежеспособности предприятия в целом, а фактически предусматривал начало его ликвидации в ходе внешнего управления, что, по утверждению главы ФСФО, противоречило цели внешнего управления и ущемляло интересы должника и кредиторов. Планом предусматривалась продажа всего бизнеса должника по прямому договору купли-продажи, без проведения аукциона и привлечения широкого количества покупателей. Т. Трефилова сочла данный подход неверным, поскольку максимальная рыночная цена может быть определена только в результате открытых торгов с максимально возможным количеством участников. По ее мнению, в плане не был экономически обоснован вывод о том, что добиться положительных результатов деятельности предприятия без перехода прав собственности невозможно. Между тем, по словам руководителя ФСФО, по балансу сумма дебиторской задолженности предприятия составляла 1,4 млрд руб. И первое, что должен был предусматривать план внешнего управляющего, это меры по ее взысканию, что, вполне возможно, позволило бы погасить основную часть долга предприятия.

Недовольство Т. Трефиловой вызвало также то обстоятельство, что план не гарантировал погашения всей кредиторской задолженности, а также исполнения в полном объеме текущих обязательств предприятия.

В целом, по словам главы ФСФО, подготовленный А. Зинченко план имел декларативный характер, не был подкреплен конкретными расчетами и фактически не мог подлежать реализации, т.к. противоречил требованиям закона, нарушал интересы государства, других акционеров и кредиторов.
Также Т. Трефилова отметила, что ФСФО трижды требовала от А. Зинченко проведения собрания кредиторов с повесткой дня о заключении мирового соглашения и трижды получала от него отказ, тогда как по закону управляющий обязан, получив подобное требование, созвать собрание в двухнедельный срок.

Несмотря на негативную реакцию руководства ФСФО, подготовленный А. Зинченко план внешнего управления ОАО «Дальвостуголь» был утвержден собранием кредиторов 28 января 2003 г. При этом, по мнению Т. Трефиловой, лично представлявшей на собрании государственных кредиторов, при проведении собрания допущен ряд нарушений. В частности, внешний управляющий так и не включил в повестку дня вопрос о заключении мирового соглашения, который был инициирован ФСФО .

В контексте рассмотрения современного состояния проблемы использования института банкротства в целях нецивилизованного передела собственности и захвата контроля над предприятиями представляется необходимым отразить общую позицию ряда специалистов. Так, по свидетельству Т. Трефиловой, уже к середине 2003 г. проявился позитивный эффект принятия Нового закона в отношении защиты собственности . По мнению Н. Коцюбы, Новый закон эффективно препятствует использованию заказных банкротств для враждебных поглощений. С точки зрения Н. Бадаева, использование банкротств в качестве одного из способов недружественных поглощений в Москве практически прекратилось во многом благодаря Новому закону о банкротстве .
Не вызывает сомнений тот факт, что с принятием Закона 2002 г. о банкротстве число скандалов и конфликтов, явно указывающих на попытки использования процедур банкротства в целях нецивилизованного передела собственности и захвата контроля над предприятиями, заметно сократилось. Данное обстоятельство в сочетании с приведенными мнениями государственных чиновников позволяет нам сделать вывод о том, что в Законе о банкротстве 2002 г. проблема заказных банкротств решена более эффективно, нежели в прежнем .

Причины рейдерства. Известно, что абсолютное большинство предприятий акционировалось по принципу «трудового коллектива». Принцип, с одной стороны, очень справедливый, но порождавший распыленность пакета акций и как следствие — отсутствие реального собственника. Дивиденды на предприятиях, как правило, не выплачивались, пакетами люди владели крошечными, реализовать свои акции на рынке не могли, поэтому продать их соглашались легко и быстро.

Второй момент — сверхприбыльность такого бизнеса, позволяющего иметь прибыль до 500, а в случае силового захвата до 1000 процентов.

Третье — серьезные пробелы в законодательстве, которое оказалось просто неготово к этим процессам. Отечественным законодательством российские компании плохо защищены от посягательств со стороны. Российское уголовное законодательство не содержит единой нормы, предусматривающей наказание за незаконный захват предприятия. В частности, ряд действий рейдеров по известным делам квалифицируются как хищения акций, долей, что соответствует сути произведенного действия. Все это, как считает А.В. Киц, свидетельствует о том, что законодательство нуждается в серьезной доработке.
Четвертая причина заключается в том, что собственники и тогда, да и зачастую сейчас еще не осознали, что свой бизнес необходимо защищать так, как мы научились защищать традиционные виды собственности: квартиры, машины, дачи и т.п.

Как отмечает Олег Вьюгин, рейдерству способствуют также недобросовестность действий регистраторов и судей .

Меры борьбы с рейдерами. Рейдерство как экономическое явление никогда и нигде не было ликвидировано административными методами. Весьма ограниченный эффект давали и карательные меры. Только комплекс мероприятий, включающий обширную профилактическую систему действий, дает желаемый результат. В их числе, на наш взгляд, должны быть:
— дальнейшая доработка Закона о несостоятельности (банкротстве) и ряда других законодательных актов;
— изменение процедуры принятия решений по обеспечительным мерам в связи с исками, вызванными корпоративными конфликтами;
— уточнение признаков составов преступлений «неправомерные действия при банкротстве» и «преднамеренное банкротство»;
— корректировка существующего порядка созыва внеочередных собраний акционеров, принятия на них решений о формировании органов управления акционерного общества;
—введение на законодательном уровне специализированного суда корпоративного управления, юрисдикция которого была бы обязательной для участников «корпоративных войн» ;
— введение процедуры регистрации договора между эмитентом и регистратором;
— введение требований, согласно которым на общих собраниях акционеров будет присутствовать нотариус, который будет следить за исполнением необходимых процедур ;
— создание специальной структуры для противодействия рейдерам ;
— создание в региональных и, возможно, в муниципальных органах власти управлений (отделов) по экономической безопасности, а также введение должностей заместителей руководителей предприятий по экономической безопасности.


Комментарии

31 марта
заказать продвижение сайта 64 бит логин в скайпе SEO PRO1
01 апреля
заказать продвижение сайта в ульяновске логин в скайпе SEO PRO1
04 мая, пятница
Приветствуем Вас, предлагаем Вам профессиональное продвижение Вашего сайта, о нас http://r-z-r.ru/rackrutka_cayta.html
08 мая, вторник
Если вам недостаточно одного виртуального сервера, значит сдаю виртуальную инфраструктуру с нужной вам конфигурацией. настройка Вы улучшите свою работу. Оборудование для серверов подобрано самое лучшее.
Напишите в скайп seo pro1 Пишите промо код Алексей 980 висенНие скидки 20%
Какой сервер наиболее вам подошел бы.
Цена каждого сервера зависит от многих причин.
Пишите в скайп менеджер ответит на ваши вопросы
Если по скайпу не можете говорить предложим другие возможности связи

Оставьте комментарий


Введите защитный код

Адвокат

Мамаев Степан Иванович

г. Подольск

моб. +7 9055383066;

тел.+7 (4967) 57-4996

e-mail: a-msi@mail.ru

Видео с участием адвоката

Строительство многоквартирного дома – это довольно сложный процесс. Первая и, пожалуй, самая важная трудность, с которой сталкивается застройщик: где взять деньги на строительство. А денег надо много. Наиболее простой и сразу напрашивающийся способ – это взять в банке кредит. Но это дороговато, ведь банк не просто так даёт кредит, а под очень немалые проценты, а это большой риск. Вот тут-то подавляющее большинство застройщиков идёт по иному пути: деньги на строительство берут у граждан, объединяя их в дольщики.

Написание этой статьи подтолкнул меня такой случай. Как-то обратился ко мне один гражданин с просьбой дать юридический анализ договорам, которые он собирался заключить в связи с покупкой в будущем квартиры в новом строящемся многоквартирном доме. И что я вижу в этих договорах?

Стройка – это объект повышенной опасности. Техника безопасности труда здесь должна быть как нигде на высоте. Как известно нарушение техники безопасности чревато тем, что виновные лица могут быть привлечены к дисциплинарной, гражданской, административной или к уголовной ответственности. Самые тяжкие последствия предусмотрены уголовным законодательством. В частности, нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, смерть человека либо крупного ущерба карается законом (ст. 216 УК РФ). Максимальное наказание в случае нарушения правил безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, лишение свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет.

Яндекс.Метрика